«Соловки — 2000»

или русская эскпедиция выходного дня.

Вступление.

Решили по справедливости – в кузове поедут курящие. В самом деле, им пыль не помеха, все равно дышат через сигаретный фильтр. Дима (UA1OMX) и Юра (RA2FW) , бодро вспорхнули в загруженный всяким радиоскарбом фургон нашего транспортного средства, кондуктор дал свисток, матрос отдал швартовы, диспетчер разрешил взлет, Гагарин сказал: “Поехали!” и мы стартовали. “Газелька”, кряхтя и поскрипывая, быстро уносила нас из Коряжмы в сторону Котласа, где начиналась железнодорожная часть путешествия по маршруту Юг Архангельской области – Соловецкий район той же области. На календаре было раннее туманное утро 24 июля 2000 года.

Теперь трудно установить, кому первому, пришла в голову мысль выехать на IOTA-contest 2000 года на Соловецкие острова. Но она пришла и, строго в соответствии с постулатами марксизма-ленинизма, быстро овладела массами. В самом деле, что нужно этим самым радиолюбительским массам города Коряжма в летнее время? Да то же самое, что и любым другим: отдохнуть, попутешествовать, встретить новых людей и сработать их . Участие в соревнованиях и возможные пайл-апы придавали этим ожиданиям особую остроту.

Чем ближе был день “М”, тем все реже становились наши ряды. В неравной схватке с семейно-бытовыми проблемами, с финансовой пропастью, с недостатком отгулов на работе выбыли UA1ORT, RA1OJ, UA1OZ. Зато пришло пополнение, откуда не ждали – Слава (UA1OUT) неожиданно приехал из Ирландии, где он последнее время имел место быть, и с большим энтузиазмом присоединился к нашей команде. В таком составе: двое в кузове, да мы со Славой в кабине “Газели”, сборная RI1OSW отбыла на встречу c Соловками.

При подготовке возникли три обычные проблемы. Первую, главную, финансовую проблему решили Юра, RA2FW и отдел по делам молодежи администрации города Коряжма.

Вторую, транспортную, помогли преодолеть Юрий Зосимович Кубачин (UA1NCT) и Интернет. Выяснилось, что попасть на Соловки удобнее всего через карельские порты, до которых можно добраться поездом. Третью, с матчастью, решили по старинному русскому алгоритму “с миру по нитке”. Результат подпрыгивал в кузове: TS450SAT, FT890, “двойной квадрат” RQ-23, телескоп 10 метров, AP8A, Inv V на 40/80, усилитель на ГУ74Б, 2 “лаптопа”, коаксиалы и куча аксессуаров.

Эх, дороги…

В приглашениях к участию в IOTA-contest экспедиция на острова позиционируется как путешествие выходного дня.
Но в России масштабы иные. Для того чтобы выбраться на остров, который расположен в нашей же области, нам предстояло преодолеть более 1600 км пути по железной дороге + 50-80 миль морем. В одну сторону. По времени это должно было занять 2 суток.

Так мы и расчитывали: выезжаем 24-го, 26-го утром прибываем на место, разворачиваемся, три дня разминаемся, работаем позывным RK1OWZ/A, 29-30-го участвуем в контесте позывным RI1OSW, 31-го июля сворачиваемся и убываем “нах хаус”.

Мы предполагали, а радиолюбительский злой гений “mr. Murphy” располагал… Но об этом чуть позже.

Поездка в поезде до Беломорска с пересадкой в Коноше прошла достаточно спокойно. Мелькающие в окне телеграфные столбы, покачивание вагона, неторопливая беседа о предстоящих событиях… Была правда небольшая стычка с представителями железных дорожников. Наш самый длинный багаж – это сверток из сложенной RQ-23 и телескопа. При погрузке проводнице натерли уши что-то по поводу лыж (лыжи провозятся бесплатно), пронесли и забросили на третью полку в плацкартном вагоне. Проверяющий на линии оказался менее доверчивым. Старый, высохший служака, он дотянулся до свертка и покопался там своим желтым скрюченным пальцем. — Почему лыжи круглые? – проскрипел он. — Дык, лыжи-то водные, — не смутился Юра (RA2FW).

Контролер с сомнением посмотрел на нас. Очевидно, наш внешний вид не соответствовал его представлениям о том, как должны выглядеть водные лыжники. Он еще раз поработал пальцем, расширив отверстие и поинтересовался: — А почему они железные?

Попытки объяснить, что они не железные, а дюралевые и что они заварены на концах и имеют положительную плавучесть, успеха не имели – нам был безжалостно выписан штраф.

Несмотря на подобные мелкие превратности судьбы, эта часть пути подошла к концу и в середине дня 25-го июля мы высадились на перроне вокзала города Беломорск. Было пасмурно и довольно прохладно, дул сильный ветер и накрапывал дождик. Начиналось беломорское сидение…

Беломорск.

Беломорск – обычный провинциальный российский город. В одно нелегкое время здесь строили знаменитый канал, который сейчас, однако, практически простаивает. В позднее советское время в этом городе работали рыбодобывающие и перерабатывающие предприятия. Ныне все это куда-то исчезло, город притих, затаился и ждет теперь лучших времен. Местное население нашло себе другие занятия – и жизнь здесь течет неторопливо и размеренно.

Так же неторопливо и размеренно отказывали нам все местные водители на просьбу подвести нас с грузом в порт. Поиски транспорта заняли около часа, наконец зеленые американские бумажки оказали свое обычное действие и небольшой грузовой “Мерседес” вобрав в себя все радиолюбительское железо вместе с человеческим фактором, понесся в сторону порта. По пути разговорились с водителем, который, узнав куда мы направляемся, сразу же нас и “обрадовал”: — Ну, на Соловки, вы не попадете в ближайшие 3-4 дня, а то и неделю!.. — Почему? – возопил я. — “Моряна”! – неторопливо и размеренно ответил убеленный сединами беломорец.

Он знал, что говорил. Моряна – это сильный северный ветер, который дует в этих местах не меньше недели, поднимает высокую волну – и всякое каботажное плавание в Белом море прекращается. Так объяснили нам на теплоходе “Беломорье”, который и должен был доставить нас к цели. Моряна дула уже два дня – и судно стояло на приколе. На Соловках зависла группа туристов-школьников из Москвы, у которых были билеты на завтрашний поезд – снять их не получалось. Но капитан посоветовал не отчаиваться, сказал, что будет делать попытки выйти в море при малейшем улучшении погоды. Ну мы и не стали отчаиваться, а пошли и устроились в гостинице, здесь же, в 100 метрах от проходной порта. За 4 фунта стерлингов (как быстро подсчитал UA1OUT) нам сдали на сутки двухэтажную гостиницу целиком, с кухней, неработающим душем и таким предметом роскоши как бильярд. Чтобы скоротать время, гоняем шары, разбавляя древнерусскую тоску не менее древнерусским напитком вперемешку со звонками в службу капитана порта. Улучшение погоды ожидается завтра – сегодня выход в море не разрешают. Ну что ж, ждем до завтра. Звоню Юрию Кубачину UA1NCT. Он сочувствует нашему положению, советует, если что, попробовать добраться через Кемь. Так же сообщает, что группа радиолюбителей из Москвы вышли в море 2 дня назад. Пошли на Кузова (это острова такие, к западу от Соловков). Работать будут R1NWS. Повезло мужикам – успели.

Вечером в гостинице количество жильцов увеличивается. Группа москвичей, тоже хотят попасть на Соловки. Далеко за полночь сидим на кухне. Ребята побывали во многих местах, интересно рассказывают про Валаам.

Утром 26-го июля в 9-00 “Беломорье” отходит от стенки и направляется к выходу из канала. Проходим шлюзы и выходим в залив. Начинает качать, волна – метра 3. Вроде и немного, если вспомнить шторма в Северной Атлантике, но наша посудина – судно каботажное и мореходность его всего 2-3 балла. Некоторое время прорываемся навстречу ветру. Два пассажирских салона “Беломорья” заполнены наполовину. Народ вертит головами по сторонам, смотрит на гребни волн, возникающих то в правом, то в левом иллюминаторах. Юра (RA2FW) безмятежно спит. Старый морской волк – ему море дом родной. После 40 минут такой скачки, когда от каждого удара о волну судно скрипело всеми своими шпангоутами, капитан принимает решение возвращаться. Разворачиваемся и по ветру, очень быстро, прибываем назад. Настроение на нуле.

Остаток дня проводим в Беломорске, передвигаясь по тамошнему “Бермудскому треугольнику” – рюмочная, сауна, кафе “Речное”. К вечеру возвращаемся в гостиницу. Там полно народу – какие-то маньяки ударяют автопробегом по бездорожью на трассе Урал – Мурманск. Знакомимся. Узнав, куда и зачем мы едем, автотуристы сообщают нам, что мы маньяки, если занимаемся такими странными делами. Кто бы говорил …

27 июля. Просыпаюсь в 6 утра от свиста ветра за окном. Выглядываю во двор – стоящую там березу сгибает аж под 45 градусов. Безрадостная картина. Иду в порт – как и ожидалось, “Беломорье” сегодня в море не пойдет. Наступает момент истины – если сегодня не доберемся до Соловков – можно возвращаться, на контест не успеваем. Военный совет в составе четырех хмурых хэмов постановил – пробуем путь через Кемь. Туда едем мы с Димой (UA1OMS и UA1OMX), а RA2FW и UA1OUT остаются в Беломорске со всем грузом и ждут от нас вестей.
До вокзала нас подвозит на своей машине капитан “Беломорья”. У машины характерный номер – 666. С сомнением поглядываю на кепа, уж не мистер ли Мерфи он во плоти. В ответ он советует в Кеми быть поосторожней и не связываться с “фантомами”. Интригующее предостережение…

“Кемска волость”

От Беломорска до столицы Кемской волости по железной дороге полтора часа езды, совсем рядом по российским меркам. Кемь встретила нас ярким солнцем и кучей таксистов, наперебой жаждущих доставить нас куда угодно, но за деньги. Карелия – страна контрастов! Не успев толком рассмотреть Кемь, отбываем в Рабочеостровск, откуда и ходят суда на Соловки.
Пока едем, таксист разворачивает перед нами панораму событий: туристов едет на Соловки очень много, последнее время летает даже вертолет. Правда им пользуются в основном иностранцы – билеты дорогие. За вопросом о каком-либо судне последовал следующий диалог: — Да нет проблем, “фантомы” ходят каждый день!.. — А кто это? — Это частные суда, некоторые без названия и номеров, да и без радио… — А погода? — Да они ж “безбашенные”, в любую погоду идут.

Ну что ж, это уже кое-что. Только бы вышли сегодня в море, а радио у нас и свое есть…

В Рабочеостровске, расплатившись с таксистом, идем к заливу. Вокруг ни души, но море выглядит гораздо спокойней, чем в Беломорске, да и ветер вроде бы не такой упругий. Подойдя вплотную к причалу, замечаем, что здесь что-то есть. В лучшие свои годы (где-то во времена Екатерины II) ЭТО выглядело, наверное, неплохо, но сейчас этот катерок хотел только одного: чтобы его больше не тревожили и дали спокойно умереть. “Безусловный фантом” – решили мы и, не без дрожжи в ногах, ступили на палубу. Вскоре мы выяснили, что мы здесь не одни: в том помещении, которое пыталось выглядеть ходовой рубкой, лежало тело. Тело издавало негромкие звуки и это говорило о том, что жизнь в нем еще теплилась; а пустая бутылка из под коньяка (!), стоящая рядом на рундуке, говорила о том, что разум его спит приятным и спокойным сном младенца.

Энергично и довольно бесцеремонно, человек был возвращен к суровой правде жизни. Еще минут 10 ушло на оценку обстановки. Во время всего разговора после каждой фразы он делал попытки упасть вбок или вперед и вернутся в царство Морфея, чему мы с Димой усиленно мешали. Старый морской волк (а именно так он нам представился) был готов доставить нас куда угодно и когда угодно, “но только вечером”. “И без проблем!”. На вопрос о цене – последовал гордый ответ: “А мне по… фиг!”. Его энтузиазм внушил нам такой оптимизм, что добившись фразы об отходе в 7 вечера, мы оставили его в покое. И человек сразу исчез, а опять осталось только тело…

А мы, вздохнув с некоторым облегчением, двинулись к гостиничному комплексу “Причал” (рекомендую всем пилигримам!), где гостеприимные и симпатичные хозяйки Таня и Лера сытно накормили и напоили нас и спа…, то есть пардон – дали позвонить по телефону в Беломорск. Напрямую в гостиницу позвонить оказывается невозможно. Опять выручает нас UA1NCT – он перезванивает в нашу гостиницу и дает команду нашему арьегарду выдвигаться в сторону Кеми со всем грузом. Прикинув, что на поиски машины, загрузку, поездку до Кеми у ребят уйдет никак не меньше 4-5 часов, снимаем номер и идем немного вздремнуть.

Мы, наивные, не учли, что операцией “Путешествие из Беломорска в Кемь” руководил Юра Голованов (RA2FW), человек с феноменальной способностью находить общий язык со всеми видами местного населения. Только мы, приняв душ и вытянувшись на мягких кроватях, двинулись по пути обитателя «фантома», как дверь нашего номера тихонько скрипнула, а в щели показался хитрый Юрин глаз. Оказалось, что за 2 часа весь груз был доставлен в Рабочеостровск и уже погружен на тот самый катерок.

Несколько часов до отхода пролетели быстро. К 1900 мск начал подтягиваться народ: пассажиры и команда судна. Оказалось, что поразивший нас персонаж в команде не состоит, а служит сторожем при судне, пока команда отдыхает. Как обычно, “точно по расписанию”, в 19:40, наше плавсредство отвалило от стенки и взяло курс на Соловки.

Описывать путешествие по морю, задача не только трудная, но и бессмысленная. Тот кто этого еще не испытал, обязательно должен попробовать. Море – организм живой, меняется каждую секунду. На него можно смотреть часами: картинка не повторяется. Соленые брызги, солнечные блики на темно-зеленых гребнях, свежий, пахнущий свободой ветер – это стоит почувствовать.

На нашей посудине, вскоре после отхода, на юте сформировалась веселая компания, зазвенели кружки, раздались песни и даже начались танцы. Или пляски?.. Несмотря на веселье, море все таки взяло свое: пара пассажирок, поменяв румяный цвет лица на благородный бледно-зеленый, перегнулись через борт и отдали-таки дань Нептуну.

Через пару часов оставили по левому борту Кузова: где-то здесь собратья по духу уже вспахивают эфир. А прямо по курсу, в закатных лучах солнца, уже отчетливо видна белая точка Соловецкого монастыря.

Остров Большой Соловецкий.

И вот нога “нашего” человека впервые ступила на землю соловецкую в 23:20 27-го июля 2000 года. Это была правая нога Славы UA1OUT. Он ее уже год не моет.

Несмотря на то, что солнце уже зашло, на улице светло (и это в конце июля!), а жизнь кипит. Везде слышны голоса и видны люди. Летом на Соловках активность почти круглосуточная, некоторое затишье наступает только в утренние часы (с 6 до 8) – и магазины здесь закрываются только на этот период. Но это все мы узнаем завтра, а пока, чертыхаясь и кряхтя мы таскаем свое железо в гостиницу, где сняли 6-ти местный номер на 3 дня. Гостиница эта, деревянное двухэтажное здание, бывшая школа юнг, расположена на пригорке, слева от Кремля, если смотреть с причала. Дом старый, видавший виды — раньше в нем была школы соловецких юнг. Полы скрипят и топорщатся, двери закрываются с трудом. Живет много иностранцев, много шотландцев, почему-то у них все юноши носят брюки. Кроме забугорцев здесь же обитает какое-то сборище официальных уклонистов от армейской службы. Оказывается проводится эксперимент и охотников до альтернативной службы свезли на Соловки. И это в бывшей школе юнг. Ну-ну…

Из удобств только холодная вода, но и с ней не все в порядке. Две таблички висят рядом: “Чистить зубы только кипяченой водой!” и “Пользоваться водонагревательными приборами запрещено!”. Шотландцы, похоже, уже не пытаются понять непостижимую логику русского сервиса и один из них с обреченным видом чистит зубы и полощет рот водой из под крана. Ну да хватит экзотики – до начала контеста осталось меньше 2-х суток, надо немного передохнуть и разворачиваться.

Рано утром 28-го июля 2000 года, по центральной улице ненадолго притихшего поселка Соловецкий я шел на поиски лесхоза, одной из важнейших организаций на Соловках. Совет насчет этого места нам дал Сергей Пермут UA1ANA – они базировались именно там за 2 недели до нас. Первый же встречный островитянин уверенно показал дорогу – это оказалось рядом – к небольшому, стоящему на пригорке, одноэтажному деревянному зданию. Короткие переговоры с заместителем директора лесхоза Александром Васильичем прошли в теплой и дружественной обстановке. Нам выделят одну комнату, без мебели, с выбитым окном, всего за 40 рублей в сутки. Но за электричество платить отдельно! Электричество на Соловках штука дорогая. Весь остров обеспечивает электроэнергией дизель-генератор мощностью 500 кВт, работающий на привозном топливе. Цена за киловатт-час летом 2000 года составляла 4 рубля. Кроме нас в соседних двух комнатах жили команда туристов из Питера в количестве 4-х человек и яхтсмен-одиночка Анатолий, тоже из Питера. Кроме 3-х комнат в этом же помещении имелась кухня с большой русской печкой. А удобства – на дворе…

На дворе же и на крыше лесхоза нам было разрешено развернуть антенны, чем мы незамедлительно и занялись… RQ-23 – хорошая антенна, это теперь я могу утвеждать. Мне понравилось на ней работать. Но вот зачем в руководстве написали, что 2 человека легко соберут ее за 2 часа? Или это какие-то супермены с тремя парами рук и ног имелись ввиду… У нашей команды, с небольшими перерывами, на это ушло почти 8 часов, а нас было четверо! На подъем свистнули “бардов”, которые тренькали что-то на гитаре, сидя на кухне. Общими усилиями все прошло достаточно легко. Подняли “квадраты” невысоко: у нас был только 10-метровый телескопчик, но последнее звено у него было уж слишком тонковато для RQ-23, поэтому высота подьема была порядка 8-ми метров.

Одновременно с монтажом этой антенны установили TS450SAT, компьютер, загрузили N6TR лог и быстро поставили на крыше АР8А (это действительно легко устанавливаемая антенна). И вот долгожданный момент наступил, включаем усилитель и …. БАМС! Все гаснет. Ищем пробки – находим автоматы. Ага, сработали. Вспоминаю, что UA1ANA советовал сразу же закоротить автоматы, а то они часто срабатывают. Закорачиваю их. Включаем еще раз … БАЦ! Вышибает предохранители у усилителя.

Час вожусь с усилителем. За это время он многое узнал про свою маму (которой у него, вообще говоря, и не было), про своего папу (который у него есть, но он с нами не поехал), а также про сексуальную жизнь всего рода амплифаерного, богатую всяческими неожиданностями. Потихоньку пришло понимание того факта, что закоротило сетевую обмотку, трансформатор сделан неразборным, 40 килограмм груза мы тащили зря, а подгруппа “Островная экспедиция – 100 ватт” – самая лучшая в мире. Птица обломинго с цифрами 666 на хвосте и наколкой мистера Мэрфи на груди, продолжала кружиться над нашими головами.

Ну да ладно! В сторону этот ящик (который еще предстояло тащить назад). Сажусь за трансивер – КСВ получился приемлемым на всех 3 диапазонах. Встаю на 14030 и даю CQ RK1OWZ/A EU066. Тут же отвечает S57U – есть первое QSO! Сразу же организуется небольшой pile-up. Работаю минут 10, потом уступаю место следующему, подпрыгивающему от нетерпения, товарищу. Результат короткой работы несколько примиряет с действительностью: отвечают неплохо. Хотя сварливый голосок внутри шепчет: “А с усилителем было бы еще лучше…”.

Небольшое застолье с туристами и, между тостами, объяснение целей и задач этого предприятия. На удивление, питерцы отнеслись ко всему с пониманием, лишних вопросов не задавали (“Каждый сходит с ума по своему”) и согласие на размещение второго поста на кухне дали. И даже выделили пару стульев и стол. На него мы поставили FT890 и подключили АР8А. Беглое прослушивание показало, что с электромагнитной совместимостью некоторые проблемы, хотя когда на 20-ке первый пост обрабатывает “толпу”, на втором вполне можно работать на 40-ке. На кухонном столе разместился и второй “лаптоп”. Через дырку в стене бросаем кабель связи, настраиваем N6TR. Все работает нормально, оба компа видят друг друга. По графику первую ночь должны были работать UA1OUT и RA2FW. Мы с OMXом отправились в гостиницу спать. Шли не спеша, дыша чистым морским воздухом. Солнце опустилось за горизонт, но небо светлое, несумеречное. Где-то вдали, на краю поселка слышен низкий рокот дизель-генератора. Напряжение дня улетучилось – есть в Соловецком пейзаже что-то… успокаивающее.

Контест.

Первое, что я увидел следующим утром, был мирно посапывающий на 2-х стульях Юра (RA2FW). Осторожно переступив через него (больше ему не расти), пробираюсь к трансиверу. “Двадцатка” девственно чиста, на “сороковке” несколько слабых сигналов, на уровне шумов. Что ж Север, есть Север. За ночь ребята провели около 200 связей, в большинстве своем Европа, пара бразильцев, индиец и EA9 на 7 МГц – вот и весь улов. Прохождение “выключилось” где-то в 0000z. Зато Юра сработал на 20-ке своего “тезку” RV2FW, Витю Максименко, чем был чрезвычайно доволен. Слава не спал, а общался с туристами. Гоним его спать, в контесте будут нужны свежие силы. Поворачиваем “квадраты” на восток, в надежде, что появятся японцы на “пятнашке”. Надежды не оправдались. Сигналы от Страны Восходящего Солнца до Соловков не доходят. Согласившись еще раз с основным постулатом радионауки начала ХХ века – “ПРОХОЖДЕНИЕ РАДИОВОЛН НА КВ НЕВОЗМОЖНО!” возвращаем квадраты на запад. О! Появилось какое-то слабое шевеленье на 14 МГц. Дима садится поработать SSB, а я, тем временем, вешаю “инвертед” на 40/80. Теперь у нас 2 поста, которые могут независимо работать на 5-ти основных диапазонах. А в операторской уже жизнь бурлит. “Двадцатка” открылась на Европу, на Диме – pileup, рейт периодически подскакивает до 180-200 связей в час. Неплохо для 100 ватт и невысоко поднятого “двойного квадрата”. Да еще и трехдиапазонного. Зовут почти исключительно европейцы, лишь иногда проскакивают вызовы из нашего 9-го района.

Привлеченный “басурманской” речью (до сих мы пор работали только телеграфом), на кухню пришел сторож лесхоза, Валерий Павлович. Бывший армейский радист, с удивлением рассматривает трансиверы, компьютеры и, как может, выражает восхищение уровнем современных “сынов эфира”. В 0606z на частоту подходит R3ARC/1 — это Дима DCX, работает с Кузовов. У них, с усилителем, дела обстоят получше. В контесте собираются работать R1NWS. Ну что ж, будем надеяться, что этот мульт возьмем на всех бэндах – Кузова отчетливо видны на горизонте.

Чем ближе момент старта – тем чаще встречаются знакомые по многим контестам позывные – вот и RA3AUU проскочил. Контестадоры разминаются!

За 15 минут до начала события, ради которого мы здесь и собрались, делаем последний перекур. Решаем меняться на RUN позиции каждый час. Мульты собирать на другом диапазоне и другим видом. Ну все, поехали. RI1OSW в эфире!

Дима (UA1OMX) начал на 15-ке SSB, через 20 минут, однако, поток европейцев там иссяк и RUN позиция уходит на 20-ку. Я, соответственно, поднимаюсь на 21 и продолжаю искать множитель. Общение между позициями происходит через отверстия над печкой – слышно превосходно. В эфире все не так радужно – отвечают на CQ хуже, чем только что, до начала соревнований. Сказывается “эффект контеста”, когда сразу появляется большое количество мощных (мягко говоря) станций. На их фоне наш сигнал подобен комариному писку.

А вот и R1NWS на 21 – идет очень хорошо, самая громкая станция на диапазоне!..

Моя очередь, сажусь на RUN. Тоже начинаю с 21 и также через 20 минут тоненький ручеек G-станций иссыхает, иду на 20-ку в телеграф — здесь веселее. Рейт устанавливается на уровне 120 связей и так держится в течение 2-х часов. Одновременно зовут 2-3 станции, большой кучи не образуется, поэтому работается легко и с удовольствием. В ровный мощный поток европейцев иногда врываются русские азиаты, а вот и 4Z4DX отметился в нашем логе.

Дима через печку кричит, что на 15-ти метров улучшился прохождение. Действительно, там какой-то всплеск, работаю на CQ около часа с таким же рейтом, как и на 20-ке. Затем меня с RUN позиции выгоняет Дима. Весь оговоренный график полетел к черту, вместо часа я просидел три. Подходят Слава с Юрой и дальше уже работаем в полном составе – двое за аппаратами, двое в обслуге: сварить суп, согреть чай, “подай-принеси”.

Тандем “пятнашка”-“двадцатка” приносит нам связи в лог до 18 “зулу”. В 1806 на 40 работается первый мульт – DU1/DK3GI, чуть позже VQ9ZX. Как бы устыдившись этого, окончательно гаснет пятнадцатиметровый диапазон. На 20-ти метрах по прежнему гремит Европа, но через 1,5 часа и там все начинает тухнуть, тухнуть… Наконец бэнд протух окончательно, заполнившись характерным “белым” шумом, через который иногда, непонятно каким путем, вдруг прорывается с грохотом какая либо станция. Слушаю на “мультовом” месте – вот GM5V идет 59+20 дб, с небольшим похрипыванием, а других шотландцев – не слышно.

RUN позиция встает на 7 МГц SSB – сразу куча русскоговорящих контестменов, да еще какая, некоторое время рейт стоит на уровне 170-180 QSO. Отвечает RI1POM – экспедиция радиоклуба “Вологда” на остров Матвеев (EU-086), передаю привет Михаилу Кутюмову. Через 2 часа работы на тесной “семерке”, переходим на 80 метров. В SSB участке пустынно, но на CW жизнь теплится. Работаем там на CQ в течение полутора часов, одновременно собирая редкие мульты на 20 и 40. Отвечают не очень (100 ватт для 80-ти – мощность несерьезная), но на остальных диапазонах в этот момент – почти полное затишье. Зовет RZ1OA/A, Влад Садаков с острова Лясомин в Двинской губе. На других диапазонах у нас мертвая зона, а жаль, взяли бы мульт…

Возвращаемся на 7 МГц. По прежнему зовет Европа, Южной Америки в это утро, там так и не появилось. “Двадцатка” сегодня очнулась пораньше – в 0300z, повернув антенну на восток, успели взять несколько японцев, RK0FWL/p, RI1POM, UA9…, UA0… Но прохождение с востока быстро заканчивается – возвращаем свои уши на северо-запад: опять пошла Европа. Оставшиеся 9 часов работы RUN позиция работала только на 20 метров, мульт подбирался на 15-ти (5B4KH, VQ9IO, 9H1ZA, RA0FA, BO2YA, JA, ED8, европейские IOTA станции). “Десятка” так и не ожила. Правда последние 2 QSO были проведены именно на ней. Это были связи с… R1NWS – CW и SSB. Ну всё! Откинувшись на спинки стульев и выпив по кружке чая, подводим итог – 1385 связей. Ну что ж могло бы быть лучше, если бы… , и еще кабы… Но главное, что событие состоялось – мы сделали то, что задумали. Мы дали множитель контестующим (с EU066 в контесте работали мы одни). Поэтому последняя неделя прожита нами не зря. Аминь.

Postcontest mode.

Через 8 минут после окончания контеста в эфире снова зазвучал позывной RK1OWZ/A. Свободные от работы сворачивают мультовое место и опускают “квадраты”. На этот раз действительно понадобилось всего 2 часа. Как знать, если потренироваться, то на десятый раз и поднимем ее так же быстро.

Анатолий Семенов, “Толик”, наш сосед, дает званый обед. В честь успешного завершения соревнований он сварил ведерную кастрюлю ухи из свежей семги. Вкус — языкопроглотительный и пальцеоблизательный. Советую попробовать как-нибудь.

После обеда пошли на почту позвонить родным и близким. Оказалось, что на Соловках нет автоматического набора и заказывать надо через телефонистку (автоматическая связь в Соловецком районе запущена весной 2001 года — прим. автора). Пока мы с UA1OMX стояли и ждали остальных, к нам подошла рыжая девушка, в очках, скромно одетая, с русским разговорником в руках. Она начала говорить слова, которые в ее понимании были русскими, но нам они были неизвестны. Дима, не выдержав, предложил ей расслабиться и сказать, наконец, что ей нужно. Все это на языке максимально приближенном к английскому. Услышав понятную речь, она обрадовалась и затараторила. Звать ее Карин, 26 лет. Она из Южной Африки, хотя живет сейчас в Англии. Хочет посмотреть какой-то там исторический Гулаговский барак (во люди! бараков, блин, не видели), но он вне поселка и она не знает как до него добраться…

Подивившись такой смелости – девушка, не зная языка, прибыла в Россию, решили ей помочь — и это оказалось очень легко. Постучались в первую попавшуюся дверь и спросили как пройти к этому самому архипелаговскому поселению. Вышел мужик, завел мотоцикл, посадил Карин с Димой и умчался в соловецкие дали. Русское гостеприимство во истину не знает границ.

До отъезда осталось меньше суток. Все это время кто-то один работал на оставшемся посту (TS450S+AP8A) позывным RK1OWZ/A – остальные занимались своими делами. UA1OUT с OMX-ом, например, нанесли неофициальный визит в молодежный лагерь, где вместе с Карин жили и португалец Марио, и поляк Лешек, и бельгиец Давид, и гречанка Ирен, и итальянка Аника и еще много разной публики… Настоящий Интернационал! Все они приехали на Соловки, чтобы безвозмездно поработать на восстановлении зданий Соловецкого Кремля. Честь и хвала.

Прощай, земля соловецкая.

Наступил последний день, 31 июля. Как всегда, после контеста прохождение улучшилось, “двадцатка” была открыта всю ночь. Отвечали Штаты, Северная и Южная Америки и Япония в одно и то же время. Утром немного поработали на 18 МГц , тоже отвечают хорошо. Но пора заканчивать – в 1033z делаем последнее QSO с RW9AM и выключаем аппарат. За 62 часа работы провели в общей сложности 2453 QSO (вместе с контестом). Убираем АР8А и упаковываем “Кенвуд”, Юра уходит за автомобилем.

Автотранспорт на Соловках имеется: в основном это мотоциклы и “козлы”. Причем их там не закрывают и не прячут – стоят прямо у ворот. Сначала было странно на это смотреть, потом поняли – угонять-то некуда! Вокруг — море.

Так вот, транспорт этот, большей частью, не первой свежести. Но то, что, громыхая, ввалилось во двор лесхоза, судя по всему, при царе-батюшке неоднократно побывало на баррикадах, а во время Отечественной войны совершало постоянные несанкционированные ночные тараны. При ближайшем рассмотрении это все-таки оказался “УАЗик” типа “буханка”. Половина стекол у него отсутствовало, а те, что остались, были абсолютно непрозрачны из-за многовековой грязи.. На бортах многочисленные вмятины от вражеских снарядов. За рулем лихой джигит. Всю дорогу до причала он проговорил, размахивая руками и повернувшись к нам. По-моему на дорогу он так ни разу и не взглянул. Но старый конь знал свое дело и, пронзительно визжа и дребезжа всем, что может издавать звуки, за 5 минут домчал нас до самого синего моря.

У причала сразу видим знакомый белый силуэт. Ба! Да это же “Беломорье”. Вот и добрался капитан 666 до Соловков. И во время — нам пора уезжать. Узнав, что отходят они через час, решаем возвращаться через Беломорск. “Фантомы” – это интересно, но на “Беломорье” все-таки комфортней.

Путь Соловки-Беломорск оставил о себе очень приятные впечатления. Яркое солнце, почти полное безветрие, ровное, как стол, море. Вскоре после отхода заметили пару играющих беломорских дельфинов — белух, крупных ярко-белых животных. Некоторое время они шли параллельным курсом, иногда высоко выпрыгивая, затем отстали. К сожалению аккумулятор у камеры уже сел и снять это не удалось.

В старом добром Беломорске снять гостиницу нам не удалось, поэтому поезд мы дожидались на вокзале. Здание вокзала было забито народом под завязку, множество туристов, с детьми, с рюкзаками и палатками, оккупировали все скамейки и почти весь пол.

Ночевка а ля “бомж” прошла без происшествий, как и проезд до Котласа. Так как в этот раз мы взяли билеты в беспересадочный вагон до Котласа, то почти всю дорого я проспал. Остальные, по-моему, тоже. Устали.

В Котласе, не торгуясь, берем целиком маршрутку, забрасываем туда железо и свои тела и под песенку “Морская черепашка по имени Наташка” отбываем домой, в Коряжму.
Экспедиция закончена! Да здравствуют новые экспедиции!

Сергей, UA1OMS, август 2000 г.

© 2013 APO CPP
Заказать хостинг